О родном Усть-Уйском крае (3 часть)

Проект "Между прошлым и будущим"

Продолжение.
Начало в №№2 и 3 за 2022 год

За освоение целинных земель 11 механизаторов были награждены орденом Ленина. В их числе комбайнёр Усть-Уйского совхоза Лаврентий Михайлович Коростелёв и тракторист Алексей Петрович Давыдов; в Глубокинском совхозе – бригадир тракторной бригады Никифор Иванович Дайнеко. 26 тружеников полей и ферм удостоены орденом Трудового Красного Знамени, 76 – орденом «Знак Почёта», 2800 – медалью «За освоение целинных земель».

Март 1957 года резко изменил мою дальнейшую жизнь. Началось укрупнение хозяйств. Убыточные колхозы стали вливать в крепкие совхозы. Так, в Глубокинский совхоз добавили колхоз им. Булгакова (с. Фроловка) и колхоз «Коминтерн» (с. Васькино). В совхоз «Усть-Уйский» влились колхозы деревень Подуровка, Красный Октябрь, села Усть-Уйка и колхоз им. Молотова (с. Ново-Кочердык). А на базе колхоза «Большевик» с добавлением ещё трёх хозяйств создали колхоз «Родина», председатель И. А. Баженов.

Все эти гиганты стали плохо управляемыми. Из Усть-Уйского совхоза ферма № 2 (Листвянка) и ферма № 3 (Приозёрная) были переданы вместе с колхозом им. Томина (Казак-Кочердык) в с. Косолапово, образовав новый совхоз им. Томина.

Меня с автомашиной отозвали в Костыгин Лог, и наша семья оказалась разделённой, они остались в новом совхозе, а я - в Усть-Уйском. Директором большого Усть-Уйского совхоза был назначен орденоносец Шилов Василий Трофимович.

Встречи с И. Л. Драчёвым

Конец июня 1957 г., обеденный перерыв. Идёт перепашка паров. Приезжает Драчёв И. Л. с Шиловым В. Т. Поздоровались. Драчёв обращается к агроному фермы № 1: «Скоро закончите с парами и начинайте дополнительно поднимать целину». Агроном: «Да у нас все целинные земли вспаханы». Драчёв: «Нет, не все. Это товарищ Кульц П. Г. не по-хозяйски оставил сотни гектаров. Зачем такие широкие дороги между полями? Их надо урезать до ширины проезда одной машины. Можно урезать ширину лесопосадок и пастбищ. Вот и будет дополнительно тысячи две гектаров. Вы меня поняли?». «Да». «Вот и выполняйте, а я проверю. До свидания». И они уехали.

Летом я выпросил у Шилова В. Т. квартиру. Из бывшего общежития сделали четыре квартиры и дали нам, четверым жителям. В каждой квартире было по две комнаты – жилая и кухня. 

В октябре почти закончилась уборка. Передовым комбайнёром стал Иван Афанасьевич Чивильча с фермы № 6 (Ново-Кочердык).

В Подуровке осталась не убранной паровая полоса. Начались дожди, резко похолодало, выпал снег. 3 ноября южный ветер разогнал тучи, потеплело, сошёл снег, а 7 ноября вместо праздника нас, шоферов, вызвал Шилов В. Т., и мы поехали молотить хлеб в Подуровку. Обед нам сварила главный агроном Мария Ивановна Власова. Намолоченную пшеницу мы разгружали на расчищенной площадке у полевого стана. За 4 дня поле было обмолочено, а с вывозкой начались проблемы: машин мало, Шумиха далеко, а дорога даже до района ещё не достроена. Влажная пшеница начала греться, а потом гореть.

В районе остро встал вопрос о расширении ХПП, особенно мощных сушилок зерна. Распашка новых земель продолжалась до середины октября 1957 года и официально закончилась на 1 января 1958 года. В итоге поднято целинных земель по области 602 000 га, по району – 100 000 га, в Глубокинском совхозе – 7583 га.

В феврале 1958 г. вышло Постановление ЦК КПСС о реорганизации МТС в РТС. В районе Усть-Уйскую МТС перевели в РТС, Рачеевскую передали в колхозы, Дубровинскую преобразовали в «Сельхозтехнику», а имени Томина стала четвёртым совхозом. В колхозы перешли 6340 трактористов, 1720 комбайнёров и 154 специалиста сельского хозяйства.

В преддверии выборов в Верховный Совет СССР к нам, в Костыгин Лог, приехал кандидат в депутаты, первый секретарь обкома КПСС Геннадий Фёдорович Сизов. В своей короткой речи он рассказал о положении в области, а в заключение сказал: «Прежде чем я буду отвечать на ваши вопросы и выслушивать наказы, я задам один вопрос вашему главному зоотехнику тов. Гавриленко: скажите, какой надой на корову составляет на сегодняшний день?». Он отвечает: «Три литра с лишком». «Не густо», – говорит Г. Ф. Сизов, - а «с лишком» вы неправы, лишним и дополнительный литр будет не лишним, потому что от 600 коров ваших дойных будет уже 600 литров молока дополнительно в день, а за месяц - 1800 литров. Рабочий класс помог вам, сельским труженикам, освоить целину техникой, людьми и он вправе ждать от вас дополнительно продуктов питания, особенно молока и мяса. Так будьте добры этой работой заниматься эффективно».

Закончилась предвыборная компания, и 16 марта - день выборов, праздничный день. Были концерты художественной самодеятельности, а потом танцы под баян. В этот вечер я познакомился с недавно приехавшей работать зоотехником, комсомолкой Тамарой Дмитриевной Мурашкиной из далёкого города Алатырь и увёл её с танцев к ней на квартиру. Стали встречаться, а 1 мая поженились. 7 февраля 1959 года у нас родилась дочь Вера, а 12 марта 1960 года - сын Саша. Рекордным был 1958 год по созданию семейных пар, их было 14, раньше такого не было. 

В 1959 году область наградили за трудовые успехи орденом Ленина

Третья встреча с Драчёвым И. Л. произошла на комсомольской конференции. Иван Леонтьевич был совсем другим, много шутил, выступавших делегатов даже с критикой не прерывал, как обычно, отвечал на вопросы, был доброжелателен. Рассказал, что всегда опирался на комсомольцев, смело выдвигал их на руководящие должности в районе, например, Наумова Анатолия – председателем колхоза «Заря», которому всего было 29 лет, а Саютиной Валентине, возглавившей колхоз имени Ленина, - всего 24 года. «А вашего секретаря Беспалова Николая и Порядина Виктора направили в ВПШ (высшая партшкола). И в дальнейшем буду достойных ребят и девчат продвигать, потому что с руководящими кадрами в районе дефицит», - сказал И. Л. Драчёв.

Ошибки и перегибы

Н. С. Хрущёв, насмотревшись на благоустроенную жизнь заграничных фермеров, загорелся идеей и у нас создать агрогородки. Стали строить двух- и трёхэтажные благоустроенные дома без приусадебных участков, избавив таким образом селян от копания на своих сотках и уходу за своими животными, требующих немало сил и труда, а сэкономленные силы следовало направить на общественную работу. Ввёл налог на садовые растения, приравнял корову к козе, а держать свиней вообще запретил. 

Коснулось это и нашего далёкого района. Помню этот день, когда завгар сказал: «Михаил, ставь решётки на борта и поедешь с прокурором на Марс». Поехали мы с прокурором Соболевой на Марс. Она зашла в контору фермы, и по списку техничка стала обходить дворы жителей и вызывать их к прокурору на беседу. После беседы с ней, мы поехали загружать живность: кто - овец, кто - свиней и 2 коровы. Вместе с людьми повезли в Бердюгино, где они сдали свой скот, получили деньги, в магазине отоварились, и с песнями увёз я их на Марс. 

Были ошибки и при дополнительной вспашке целины. Вспаханные песчаные земли, которые робко пытался отстоять и не пахать молодой специалист-землеустроитель, никто из руководства района всерьёз не воспринимал. Григорию Борисовичу Паклину впоследствии пыльных бурь пришлось эти земли выводить из севооборотов, залужать их житняком и костром и переводить в культурные пастбища. 

Ошибки руководства страны аукнулись нам в засушливом 1963 году, когда урожайность по району упала до 5,2 ц/га. В нашей области хлеб стали продавать по спискам сельсоветов из расчёта 600 граммов - на рабочего, 400 граммов - на служащего и 200 граммов - на иждивенца. Как бы нам тогда пригодилась «излишняя» живность! Но это будет потом, а пока шла осень 1959 года. 

Начался осенний перегон КРС на Курганский мясокомбинат. На многодневном их пути мы на машинах возили им подкормку, силос и дроблёнку к местам их остановок. Овец мы возили на Троицкий мясокомбинат.

В 1960 году у нас заведующим гаражом был назначен Кузнецов Иван Яковлевич, бывший передовой шофёр. И дела в автогараже заметно улучшились. Он добился у Шилова В. Т., чтобы нам построили новое здание гаража, огородили место стоянки автомашин, поставили железные ворота с проходной, поставили сторожей, а диспетчер вёл журнал въезда и выезда машин в парк. Озеленили территорию, нашёл и принял на работу хорошего моториста, закупили оборудование и технику, ремонтом и расточкой моторов стал заниматься настоящий мастер. И сроки ремонта сократились, укрепилась дисциплина, а самовольно взять машину теперь ни один шофёр не мог. 

В 1960-м и последующих годах прославились на уборке урожая работники МТМ и ещё 2 друга - комбайнёры Маслов Михаил и Смирнов Василий. Они своими 10-метровыми жатками за 5 суток скашивали 500 га пшеницы на полях Марса. Переоборудовав комбайны, приступали к обмолоту, уделяя сну не более 4-5 часов в бункере комбайна, а я отвозил от них зерно на ток. За этот самоотверженный труд они получили свои первые ордена «Знак Почёта».

Меня в этот год сагитировали пойти учиться в вечернюю школу её директор и наш партийный секретарь МТМ и гаража. После октябрьских праздников я начал учёбу. Окончив 8 классов, поступил на заочное отделение в Куртамышский сельхозтехникум на агронома. В нём уже год учились наши шофера Вершинин Александр, Дмитриев Артур и Каравдин Геннадий. Пока жив, буду помнить этого замечательного человека и руководителя школы - Андросенко Леонида Степановича. Он наставил меня на правильный путь. Наше семейное событие – 4 ноября мы выдали мою сестру Галю замуж за Смирнова Василия Петровича.

Ещё одно событие - в июле. Наш сторож, Яков Кузнецов, человек, любивший порядок в делах и работе, делавший замечания нерадивым шоферам об их небрежном отношении к автомобилям, пришёл к нам на собрание и говорит: «Кто из вас в нынешнем году был на кладбище и что там увидел?». Отвечаем: «Ничего особенного, есть, правда, неприбранные могилки, ну, местами мусор не прибран». Дед говорит: «А бродячий скот между могилами?». «Но это же бывает редко», - отвечаем мы. Он и говорит: «Если ни сельсовету, ни партийной и профсоюзной организациям до этого дела нет, то я предлагаю сброситься нам всем по 20 рублей. Это всего одна бутылка не выпитой водки (её цена - 21 руб. 20 коп.), кстати, зря потраченной, а на наши собранные деньги оплатить работу экскаваторщика, чтобы он оканавил всё кладбище снаружи. Я уже об этом и с Шиловым договорился. А работники МТМ сделают железные ворота, чтобы скот не мог заходить на могилки. Диспетчер составит список поимённо о внесении денег, а я отчитаюсь за их расход. Вношу один из первых 20 рублей и призываю всех принять участие в этом нужном деле, а люди о нас будут помнить, что мы сделали такое доброе дело».

В итоге кладбище оканавили, ворота поставили, а собранные деньги отдали экскаваторщику за работу, поскольку он делал её после основной, совхозной. Об этой инициативе вряд ли кто помнит. А я напоминаю его внукам и правнукам, чтобы они не забывали и гордились своим дедом Яковом.

С первого января 1961 года началась денежная реформа, обмен 10 к 1 новому рублю, а в селе свирепствовал грипп штамма «А». В нашей семье умерла бабушка, которую мы звали нянькой, потому что она воспитывала нас, а мать постоянно была на работе. Нянька была незрячей с 7 лет после оспы, но научилась многому: доить корову, стряпать нам алябушки, вязала всё - даже шикарные пуховые шали, а меня научила с 4-х лет рассказывать стихи. Она знала их много, рассказывала русские народные сказки, а также приучила, чтобы мы все вещи, посуду, одежду всегда клали на одно место. Ей было легче запомнить, где что лежит. Это нам потом вошло в привычку, в повседневный порядок. Костыгинская земля ей будет пухом. 

12 апреля мы ездили на районную комсомольскую конференцию. Во время работы её из-за кулис в президиум вошёл работник РДК, подаёт председателю бумажку и что-то ему шепчет на ухо. Тот встаёт и зачитывает текст сообщения, что первый человек - Ю. А. Гагарин - в космосе. Что тут началось? В зале все ликовали, кричали: «Ура!», потом все вышли на улицу. День был солнечным, тёплым. Таким он мне и запомнился. 

В начале июля мы с мотористом электростанции Костромитиным были посланы в город Свердловск, на военный ремзавод, чтобы устранить прогиб нового коленвала на десятки микрон к двигателю картера, который освещал наше село, а старый коленвал надо было вскоре менять.

Получив документы и командировочные, мы поехали. Проехав почти полпути от Челябинска к Свердловску, всё чаще стали попадаться знаки остановки или остановка запрещена, а в двух местах солдаты-стройбатовцы разбирали кирпичные здания и грузили обломки кирпича в машины.

Тогда я вспомнил рассказы очевидцев о странной аварии 22 сентября 1957 года на секретном объекте Челябинск-40, а его загрязнённый след прошёл и оставил свои последствия на многие сотни километров, о чём встречались нам таблички: «В лес не входить», «Ягоды и грибы не собирать».

Приехали в город Свердловск, сдали коленвал на завод, нам сказали: «Приезжайте через три дня, мы устраним дефект, и вы получите свой коленвал». Мы домой порожняком не поехали, а отправились в посёлок пионерлагеря, где работала воспитательницей моя родственница - Смоленцева Нина Фёдоровна. Во дворе поставили машину, а 3 дня потратили на знакомство с центром города. Нашли рабочую столовую, в ней обедали. Обед: первое, второе и третье стоил всего 45 копеек, а завтраком и ужином нас кормили бесплатно. Через 3 дня, получив наш заказ, мы поехали домой. 

В этом же году на районной партконференции мы избрали 1-м секретарём РК КПСС Глебова Николая Прокопьевича. Его стиль работы отличался от прокурорского Драчёва тем, что он как аграрий был ближе нам, любил ездить без свиты, не тревожил ни директоров, ни председателей.

Николай Прокопьевич приезжал обычно в отделение деревни, пригласив с собой зоотехника или бригадира, осматривал в каждом загоне или базовке состояние скота, беседовал с животноводами об их делах. Обладая исключительной памятью, знал имя и отчество животноводов, механизаторов. О недостатках работы строго спрашивал с руководителей, но был справедлив. 

Заботясь о руководящих кадрах, Николай Прокопьевич посылал на краткосрочные курсы в КСХИ руководителей колхозов, бригадиров и управляющих фермами совхозов. Поощрял очное и заочное образование в техникумах и вузах, подавая пример, сам заочно окончил КСХИ.

Ещё одно событие этого года: из 19 МКСО был создан единый облмежколхозстрой, что позволило укрепить колхозное строительство.

Хочется отметить стиль работы Василия Трофимовича Шилова, много сделавшего для развития совхоза и людей. Волевой, жёсткий при достижении цели любой ценой, лишённый чувства юмора, не терпевший пьяниц, но умелый воспитатель руководящих работников сельскохозяйственного производства.

Про борьбу с пьяницами ходили анекдотические случаи. Об одном я был свидетелем. В те времена каждый совхоз в городе Шумихе имел свою экспедицию. Обычно большой дом на 6-8 коек, двор вместимостью 2-3 автомашины, в которых обычно ночевали мы, шофера или трактористы, не успевшие получить груз.

Шилов с ветврачом из Шумихи поехали в Курган на совещание. Машина с водителем осталась в экспедиции. Вечером мы взяли чайник пива. Выпив его, улеглись спать. Ранним утром Шилов приехал в Шумиху. Мы подняли его шофёра, они уехали. Часов в восемь Паша – шофёр пришёл в экспедицию и нам рассказывает, что его за Шумихой Шилов спрашивает: «Ты что, пьяный?». «Нет, - говорит шофёр, - только вечером я выпил кружку пива». Шилов: «Останови машину!». Паша остановил. «Вылазь и уходи с моих глаз!». Паша остался на дороге, а Шилов уехал. Вот метод!

Продолжение следует...


Михаил Иванович ДЮРЯГИН,
Почётный гражданин Целинного района,
с. Пески

Комментарии

Региональный ситуационный центр УФНС РФ по Курганской области принимает обращения о рисках бизнес

Все новости рубрики Общество